МненияОбзоры

Наркотики или нет: почему с лекарствами для хосписов в России проблемы

Российский хоспис «Дом с маяком» обвинили в несоблюдении правил оборота наркотических препаратов, стало известно накануне. В России регулярно возбуждают уголовные дела за оборот наркотиков на общественные организации родителей, которые заказывают ребенку зарубежные препараты, поскольку их аналогов нет в России или они не сертифицированы. Почему так происходит?

Что случилось с российским хосписом?

Хоспис «Дом с маяком» обвинили в несоблюдении правил оборота наркотических препаратов. Основатель детского хосписа Лида Мониава сообщила, что утром 28 ноября сотрудники МВД провели внеплановую проверку в благотворительном учреждении и составили протокол о нарушении правил оборота наркотических средств (ст. 6.16 КоАП). Поводом для поверки, по ее словам, стала жалоба в Госнаркоконтроль.

«Коммерсантъ» выяснил, что жалоба на возможное нарушение поступила в МВД 29 сентября — еще до того, как «Дом с маяком» закупил первый наркотический препарат 30 сентября. С проверкой же в медучреждение пришли 27 октября. Главврач хосписа Григорий Климов признал ошибки в ведении журнала, но уточнил, что они уже устранены.

С лекарствами оказалось все в порядке, а основанием к административному протоколу стали недочеты в ведении журналов по учету. По соответствующей статье хоспису грозит либо штраф до 400 тыс. рублей, либо приостановка работы на срок до 90 дней.

Почему так происходит?

В СМИ часто пишут об уголовных делах, заведенных за ввоз лекарств в Россию из-за границы. Кажется, что такое случается только с нелегальными поставщиками наркотиков, однако таможенная служба может обратить внимание на любой препарат, который перевозят через границы.

Все перевозки подобного рода регламентируются с законом «Об обращении лекарственных средств». У россиян регулярно возникают проблемы при ввозе ряда лекарственных средств, например:

  • Трамал. Ввоз в страну запрещен. Применяется при обезболивании онкологических пациентов, в послеоперационный период, при травмах, при болях из-за инфаркта миокарда, при проведении болезненных медицинских процедур.
  • Бупропион. Нет в списке запрещенных, но существует не одно уголовное дело за его провоз.
  • Каффетин. Ограничен, можно провезти только для личного пользования при наличии справки.
  • Мерида. Ввоз в Россию запрещен.
  • Ретаболил. Ввоз в Россию запрещен.
  • Динитрофенол (DNP). Ввоз в Россию запрещен.
  • Золпидем. Ограничен, можно провезти только для личного пользования при наличии справки.
  • Модафинил. Ввоз в Россию запрещен.

Дело в том, что далеко не все необходимые препараты попадают на российский рынок. Чтобы продавать лекарства в России, компаниям-производителям требуются серьезные ресурсы: по словам экспертов, процедура регистрации препарата может занимать полтора-два года, к тому же одно из требований к регистрации нового препарата — проведение клинических исследований именно в России, а это занимает еще три-пять лет и требует огромных вложений. Учитывая, что государственные закупки инновационным дорогим препаратам светят редко, фармкомпаниям может быть невыгодно вкладываться в регистрацию и подготовку к ней.

Помимо подготовки и перевода документации, необходимой для вывода препарата на рынок (она занимает тысячи страниц), требуется, например, наличие сертификата GMP (good manufacturing practice, или надлежащая производственная практика — правила, контролирующие производство и качество лекарственных препаратов).

Сертификат выдается по результатам инспекции (которую также оплачивает производитель). С 2017 года в странах Евразийского экономического союза (Россия, Беларусь, Казахстан, Кыргызстан, Армения) действуют единые стандарты GMP, то есть результаты инспекции одной страны признаются в других. Такое же соглашение действует между США и странами ЕС — это позволяет избежать дублирования инспекций.

Но чтобы производимый в ЕС препарат можно было вывести на российский рынок, инспекцию на предмет соответствия стандартам GMP должны провести эксперты именно из России.

Кроме того, в 2020 году в России стала обязательной новая маркировка лекарственных препаратов — она позволит отслеживать перемещение упаковки от завода до рук покупателя и должна обеспечить дополнительную защиту от подделок.

Для внедрения новой маркировки компания потребуется новая техника — по оценке руководителя Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения Михаила Мурашко, производителю она обойдется в сумму от 2 до 10–12 млн рублей.

Кого лечат «спорными» препаратами?

  • Онкобольных

Онкобольные в большинстве случаев страдают от боли из-за роста раковых опухолей, реже — от противоопухолевого лечения. Иногда болевой синдром никак не связан с заболеванием и его лечением. На более поздних этапах боль возможно унять только более действенными средствами. Часто больному способны облегчить состояние лишь сильные обезболивающие при раке на последней стадии. Здесь наиболее эффективен прием:

  • «Оксикодона».
  • «Трамадола».
  • «Дионина».
  • «Трамала».
  • «Дюрогезика».
  • «Морфия».

При различных стадиях болевого синдрома применяются различные группы средств. Медикаменты могут быть ненаркотическими и наркотическими. К первой группе относят анальгетики (некоторые из них отпускают только по рецепту). Ко второй группе относят опиаты, которые также имеют различную степень воздействия.

  • Психические и психологические расстройства

В апреле 2019 года на россиянку Дарью Беляеву завели уголовное дело из-за того, что она купила в польской онлайн-аптеке антидепрессант. Хотя препарат в России не зарегистрирован, он не запрещен — но является производным стимулятора эфедрона, входящего в перечень запрещенных к обороту на территории нашей страны веществ.

Ключевое отличие антидепрессантов от потенциальных аддиктивных ПАВ в том, что антидепрессанты не вызывают немедленного эффекта — человек, который решил их употребить, не получит мгновенную эйфорию, как это происходит с обычными наркотиками. Более того, в первую неделю приема антидепрессантов состояние человека, как правило, немного ухудшается — с этим связано гигантское количество побочных эффектов таких препаратов.

Обычно антидепрессанты начинают действовать — и только на больных с депрессией или другим расстройством — через две-три недели после начала приема. Настроение же здорового человека антидепрессанты улучшить не могут, особенно в такой степени, в какой это происходит при приеме наркотиков.

Потенциально аддиктивные ПАВ — такие, как, например, амфетамин или героин, напротив, изменяют настроение и психическое состояние здоровых людей сразу же, как только вещество дойдет до мозга.

Как эту проблему за рубежом?

Как показывает китайская практика, не так уж и сложно при помощи рыночных механизмов создать такие экономические условия в стране, чтобы отечественные препараты были не менее конкурентоспособны в глазах потребителей, чем иностранные лекарства. Для этого достаточно создать условия, в которых появятся собственные лаборатории, сверхсовременное оборудование, многолетние исследования, наукоемкое производство, инвестиции, кадры, логистика и, главное, самые современные лекарства по низким ценам.

Например, Правительство Китая пошло прямо противоположным путем. Обнаружив, что с 2006 по 2016 год в Китае не начало продаваться ни одно из 426 новых лекарств, оно обнулило импортные пошлины на лекарства, уменьшило до 3% НДС на производство медикаментов, сократило до 3 месяцев срок регистрации препаратов, ужесточило наказание за нелицензированное производство копий лекарств и разрешило заключение долгосрочных контрактов на поставку препаратов.

Публикации по Теме

Добавить комментарий

Back to top button

Обнаружена блокировка рекламы

AdBlock мешает корректной работы сайта. Если У вас возникнут проблемы с работой сайта, выключите его для полного доступа ко всем материалам.